Проект "Нибиру. Пробуждение"

19-Израиль-убежище

предыдущая глава

Игорь Михалков

«Нибиру. Пробуждение»

(сетевая версия книги)

 

Местонахождение не определено, ИзраильCекс в кинотеатре, проект Нибиру

07 июля 2012

.

.

 

Управляющий умолк. Развел руки в стороны, а затем резко хлопнул себя ладонями по бедрам. Над креслами для зрителей пролетело звонкое эхо.

«Словно пистолетный выстрел, — подумала бельгийка. – Обрывает контакт, или как там это называется в гипнозе?.. Надо понимать, сеанс окончен».

Давид несильно толкнул Мари.

- Вставай, — шепнул он, почти не размыкая губ. – И скажи ему спасибо.

- Зачем? – приподняла брови девушка.

- Ты тридцать дней подряд после сеанса подбегала к нему, — не поворачивая головы, молодой человек скосил глаза на сцену. – Ему покажется странным, если ты не сделаешь этого сегодня.

- Я его благодарила? – удивлению бельгийки, казалось, не было границ. – За что?!

- Тише! – прошипел Давид. – Просто встань, когда он приблизится. И скажи: «Спасибо вам за все, что вы делаете для нас. Я так вам благодарна. Если бы у вас был сын, я бы не раздумывая вышла за него замуж».

- Никогда не подозревала, что меня так легко загипнотизировать, — девушка прикусила губу. – Я действительно несла такую чушь?

Давид слабо улыбнулся. Коротко пожал плечами, словно поежился.

Управляющий спустился со сцены и пошел вперед. Напротив Мари он остановился. С некоторым удивлением посмотрел на нее.

«Черт возьми! – выругалась бельгийка про себя. – Надо было раньше!..»

Она вскочила и бросилась к Управляющему. Схватила его за руку, горячо пожала. Напустила на лицо выражение крайнего восторга. Очень надеялась, что выглядит восторженной дурой. Кажется, удалось.

«Ужас какой! Эта роль мне подходит», — невесело подумала Мари, с придыханием повторяя озвученные Давидом слова.

- Отдыхайте, — с видимым удовольствием промурлыкал Управляющий.

Он приблизился на полшага и вдруг положил ладонь на ягодицу бельгийки.

«Что ты!..» – мысленно закричала Мари. Но сдержалась, сделала вид, будто ничего не произошло.

- Обязательно познакомлю вас со своим сыном, — пообещал Управляющий. – Он у меня очень скоро появится.

Пальцы Управляющего были невероятно холодны, это чувствовалось даже сквозь одежду. Мускулы Мари непроизвольно сократились. Захотелось отшатнуться и что есть мочи заехать похотливому старикашке в подбородок. Девушка сделала невероятное усилие, чтобы ничего не предпринимать.

«Холодный как змея… Чтоб ты сдох, пердун!»

- Буду рада знакомству, — одними губами промолвила Мари.

«Никто не смеет касаться меня без моего разрешения!»

- Вот и чудненько, — улыбка Управляющего ослепляла. – Теперь усаживайтесь, милая девушка. И благодарите Всевышнего за то, что он послал нам субботу. Сегодня покажут презанятнейшее кино. После него, — он сделал заметную паузу и наклонился к девушке, интонация сменилась, — будьте любезны, зай-ди-те ко мне. Сперва посетите ду-ше-ву-ю. И обязательно зай-ди-те!

Мари кивнула, едва сдерживаясь, чтобы не стукнуть проклятого деда. Гипнотический приказ она поняла весьма недвусмысленно.

«Этот пенек желает меня поиметь! – вскипела бельгийка. – Ну, я ему!..»

Управляющий убрал руку, развернулся и растворился в полумраке за дверью Комнаты Развлечений.

Мари со стоном рухнула в кресло.

- Какой мудак! – по-русски процедила она. Добавила особо пикантное французское словечко, распространенное на севере Валлонии. Призналась на иврите: — Если бы не мое желание разведать тайны Убежища – валяться Управляющему с расквашенным носом. Руки он распускает!

- И еще если бы не солдаты с автоматами, — хмыкнул Давид.

Мари повернулась к нему и заметила, что ее инцидент с Управляющим тоже не принес молодому человеку удовольствия. У Давида слегка подрагивали ноздри. Верный признак волнения.

Бельгийка внезапно успокоилась. Ей пришлось по нраву внимание Давида. В нем она видела единственного человека, которому может доверять в этом темном царстве. Остальные – сонные зомби, способные только жрать и ворочать тяжести на тренажерах. Девушка боялась даже взглянуть на них. Ей казалось, что в любую минуту люди поднимутся со своих мест, вытянут руки со скрюченными пальцами и нападут на нее.

Раньше Мари хотелось завопить во весь голос. Броситься вон из погруженной в тишину Комнаты Развлечений. Бежать по коридорам, насколько бы хватило сил. Забиться в самый-самый темный уголок. Не видеть тошнотворного сияния фосфорных ламп – закрыть лицо руками. И уснуть. Да так, чтобы не просыпаться, пока этот кошмарный сон не закончится.

Теперь же теплое плечо Давида не позволяло ей с визгом кинуться к дверям. Понимающие глаза молодого человека согревали испуганную девушку. Они же помогали ей держаться за реальность.

- Ты представить себе не можешь, насколько я хочу сбежать отсюда, — доверительно сказала Мари, придвигаясь к Давиду.

Она с восторгом прислушивалась к себе: близость приятного мужчины забрала переживания. Хорошо чувствовать себя уверенной и самостоятельной, как раньше!

- Только погляди на эти каменные лица. Словно из фильма ужасов. А при виде наглой рожи Управляющего на меня вообще нападает столбняк. Кто знает, что этот хмырь собрался делать со мной… со всеми нами.

Молодой человек склонил голову. Его губы почти дотрагивались до виска Мари:

- Я тоже не против того, чтобы покинуть эти мрачные стены. Но, пока это вряд ли получится. Поэтому полагаю, неплохо было бы хотя бы узнать, что здесь творится.

Мари кивнула, с восторгом ощущая, как кожу ласкает теплое дыхание Давида.

- Давай немного включим логику, — предложил молодой человек. – Вернемся назад во времени и вспомним, с чего началось наше приключение. Возможно, в путешествии на каталках обнаружится подсказка. Вспоминай все необычное, что случилось с тобой с того момента, как ты очнулась.

- Стоп, — задумалась бельгийка. – Как понимаю, ты тоже пришел в себя под простыней… Погоди. А куда это направляются солдаты? По-моему, они никогда не выходили из Комнаты Развлечений перед киносеансом?

Давид бросил взгляд на длинный проход между кресел. Прищурился.

- Ты делаешь успехи, — шепнул он Мари. – Всего лишь недавно вышла из транса, а гляди – память уже возвращается.

Девушка слабо улыбнулась:

- Лучше успехи делать в жизни или карьере…

Солдаты всегда дежурили во время «сеансов». Двое около двери, еще четверо – у стен. Вели они себя очень тихо, и загипнотизированные зрители не обращали на охранников внимания. Когда последний «зэк» выходил из помещения, эти солдаты запирали Комнату и становились на стражу. Сейчас же они медленно двигались к выходу, без резких движений – видимо, чтобы не нарушить гипнотический транс присутствующих.

- Впервые вижу, чтобы они уходили не после нас, — признался Давид, удивленно глядя на ссутулившегося солдатика, ползущего спиной по стене к выходу. – Такое впечатление, что они боятся чего-то.

- Может, фильма? – предположила Мари. – Наверняка это кино зомбирует еще покрепче нудного речитатива Управляющего.

- Наверное, — согласился Давид.

Он напрягся и скрипнул зубами. Губы поджались, вокруг глаз появились морщины.

Бельгийка поняла, что молодой человек, так же как и она, борется с желанием выбежать из Комнаты Развлечений. Снова положила ему руку на колено – на этот раз осознанно. Улыбнулась про себя, видя, как Давид мгновенно приосанивается.

«Хочет произвести на меня впечатление!»

- Давай отвлечемся, — шепнула Мари. – Будем говорить о чем-либо несущественном. За разговором и не заметим, что фильм закончился. А позже встретимся в коридоре у моей комнаты и будем разматывать наш клубок загадок.

- А клубок-то увеличивается, — Давид побарабанил ногтями по подлокотнику кресла, смотря на пустой экран. – Не успеем моргнуть – мигом превратимся в зомби. Полезем спать, а утром, возможно, не вспомним об этом разговоре.

- Не паникуй! Ты же умеешь противостоять гипнозу, – напомнила она. – Попробуй и меня научи.

Парень вздохнул. Накрыл руку девушки своей ладонью:

- Не получится. Слишком долго учиться.

- Тогда поговорим! – потребовала бельгийка, сжимая колено Давида. – Больно смотреть, как из симпатичного парня ты превращаешься в слабака.

- Ладно, — в голосе молодого человека просквозила сталь. Он явно был уязвлен словами девушки. – Хочешь поговорить? Тогда давай вернемся к истокам. «Что происходит?» — главный вопрос этого года. Вспомни только многочисленные катаклизмы: Африка в снегу, пожары в Австралии…

- Это меня сейчас не интересует, — оборвала его Мари.

- А должно бы! – с некоторой обидой заявил Давид. – Ты же хотела поговорить.

Он смотрел прямо, не отворачиваясь, и это очень нравилось девушке. В стальных глазах молодого человека читалось многое. И сдерживаемая тревога, и отголоски страха, и… нежность. Мари еще с детства был знаком этот взгляд.

«Кажется, кое-кто в меня влюбился, — с затаенной улыбкой думала бельгийка».

Тот миг, когда черноволосый парень посмотрел на нее посреди загипнотизированной толпы, стал для Мари спасательным кругом. Кошмары и галлюцинации отошли, спрятались в глубинах сознания. Мерзкие влажные стены Убежища, настороженные солдаты и сцена возле уборной поблекли. Даже горестная боль от утраты Агея внезапно притупилась. Бледный овал печального лица, черты которого Мари никак не удавалось вспомнить, померк. Вместо покойного мужа на девушку взирало другое лицо. Утомленное, покрытое потом от сопротивления гипнозу, но родное, сопереживающее. И, кажется, любящее.

- Давай сначала разберемся с Убежищем, — сказала Мари. Позабыв о муже и подземных лишениях, положила голову на плечо Давиду. – Я ведь чувствую, что ты собираешься начать вводную лекцию по климатологии. Мол, с начала года случилось много бедствий. Мир погибает или даже погиб… Давай не будем о том, что творится наверху. Только не об этом. Не хочу я сейчас…

Едва осунувшееся лицо молодого человека исчезло из поля зрения, тяжелые воспоминания опять нахлынули на девушку. Она расплакалась, зарываясь носом в воротник пижамы Давида.

- Тише, — по волосам бельгийки скользнула теплая рука. – Не надо плакать. Я понимаю. Все понимаю, слышишь? Говори сначала о том, что тебя волнует. А потом я выскажу свои соображения. – Парень замолчал, а потом добавил нервно-шутливым тоном: — Что-то не клеится у нас разговор.

Мари еще раз всхлипнула и собралась.

«Еще подумает обо мне, что я истеричка».

- Если бы не ты, я так и осталась бы в этом странном мороке. Погляди на них, — неопределенно мотнула подбородком; четыреста сонных человек неотрывно следили за экраном над сценой, никто не поворачивался, в зале царила тишина. – Это же явные зомби. Читал о таких? Или фильмы смотрел наверняка. Я когда-то тащилась от этого. «Обитель зла» помнишь?..

Он кивнул.

- Страшно подумать, что и я подверглась такому внушению, — девушка прижала пальцы к губам, чтобы снова не заплакать. – Зачем правительству превращать нас в послушные машины?

- Я уже говорил – чтобы мы не поднимали бучу. Никому не нужны сотни перепуганных психов, рыскающих подземельями. Уж лучше держать нас на коротком поводке. В этом я Управляющего понимаю и даже могу оправдать. Можно сказать, исполнилась главная мечта правительства – иметь тотальный контроль над всеми. Вот и балуют…

- Но зачем такие бесчеловечные меры?! Солдаты называют нас овощами и относятся к нам соответственно. Такое впечатление, что мы действительно диковинные растения, высаженные здесь, чтобы своими ростками возродить жизнь на планете.

Глаза парня говорили вместо него: «Ты совершенно права». Но ответил Давид по-другому:

- Пусть даже овощи, — без особой уверенности сказал он. – Однако мы остались живы. И будем дальше жить – держаться подальше от зомбирования и ждать, пока…

- Пока нас всех не пустят на салат или выбросят в виде компоста, — заключила Мари. – Вспомни, что делают с ненужными растениями.

- Не надо фатализма. Ты насмотрелась фильмов-ужасов. Сама говорила мне там, наверху.

- Надо! – тряхнула волосами девушка. – Если бы люди не пропадали, я и слова бы не сказала. Просто согласилась бы с тобой и жила себе потихоньку. Но они пропадают! И где гарантия, что завтра-послезавтра не уволокут в неизвестном направлении меня или тебя?

- Мы должны сбежать, — вдруг решил Давид.

«Никогда бы не подумала, что он такой паникер. Да я спокойнее его! Хотя лучше было бы наоборот – я стала бы трепыхаться в истерике, а он бы меня успокаивал».

- Надо узнать, что делается в Бункере. Думаю, там мы найдем ответы на все интересующие нас вопросы, — как можно более спокойно заключила Мари. – После решим: сидеть и ждать или делать ноги.

Он пристукнул кулаком по подлокотнику. Девушка на какое-то время залюбовалась правильным абрисом волевого подбородка. Скользнула взглядом по гладко выбритой скуле, покрытой блестящими капельками пота. И, сама не понимая, что делает, приподнялась для поцелуя. Мельком подумала, что хочет успокоить Давида.

Парень замер, недоверчиво глядя на бельгийку. Моргнул, прочистил горло. И наклонился.

«Он совершенно не похож на Агея… Черт! Да что на меня нашло? Еще не похоронила мужа – и сразу запала на первого попавшегося красавчика. Нет, это слишком!»

Мари рывком отодвинулась. Закинула ногу на ногу и обняла себя за плечи.

- Что случилось? – Давид почувствовал смену настроения девушки. Пугливо согнул руку, не зная, куда ее девать.

- У меня там муж, — простонала она. – Я даже не знаю, что с ним. Жив ли, умер. Извини, если ты подумал…

- Все нормально, — Давид поморщился. – В тяжелые минуты люди часто делают глупости.

Девушка помолчала немного, потупившись. Она разозлилась на себя. За то, что совершенно не уважает все, что ее связывало с Агеем. За то, что сделала неприятное Давиду.

«Ведь сделала?..»

Украдкой глянула на него. Молодой человек глубоко дышал и смотрел вперед.

Рама вокруг белоснежного экрана, состоявшая из фосфорных ламп, потонула во мраке. Полотно над сценой зарябило графитовыми линиями. Застрекотало, появился звук.

Воздух наполнился мелодичным перезвоном.

Последний солдат выскочил из зала и с облегченным возгласом захлопнул дверь. Никто из зрителей не повернулся.

Экран заполнили разноцветные полоски. Они беспрестанно мигали, то наливаясь красками, то бледнея. В самом центре возникло черное пятно. Под визгливые рулады звоночков оно стремительно увеличилось. Заняло примерно одну треть экрана, превратилось в прямоугольник. На нем, словно выплывая из глубины, появилась ослепительно-белая цифра «1». Завертелась и расплылась десятком фраз: «Внимательно смотрю сюда!»

- Не смотри! – сквозь непрерывную мелодию пробился голос Давида. – Говори со мной.

«Опять мы поменялись ролями, — подумала Мари, ощущая, что от неведомо откуда взявшегося ужаса не может пошевелиться. – Теперь я – паникер, а он меня успокаивает».

Перед глазами промелькнуло что-то бесформенное, серое. С трудом бельгийка догадалась, что сосед машет перед ее лицом рукой.

«Мое состояние – спокойствие» — проявилось на прямоугольнике.

- Мое состояние – спокойствие, — словно издалека услышала Мари свой голос.

«Я живу, чтобы выполнить Программу».

- Я живу, чтобы выполнить… — голос затих. Девушка больше не могла говорить – голосовые связки стиснуло невидимой удавкой.

«Моя задача – подчинение».

Где-то за пределами сознания она понимала, что появляющиеся предложения написаны на нескольких языках и даже цифрами – двоичным кодом; идиш, арабский, английский, французский, немецкий, русский и какие-то иероглифы. Наверняка их составили для того, чтобы внушению подвергался любой – не только мозг еврея.

«Я живу, чтобы выполнить желание Отцов!»

Лампы на стенах погасли.

«Я здесь, чтобы воспроизводить потомство!»

Фосфорные полосы снова налились матовым светом.

«Я должна рожать! Я должен воспроизвести себя!»

Зал окутала непроглядная тьма. Только экран сверкал всеми цветами радуги:

«Я хочу!»

Свет.

«Я желаю!»

Темнота.

«Я отдаю себя ради высшего блаженства!»

Зеленоватые отблески бесшумных светильников.

«Я подчиняюсь!»

Свет.

«Я хочу!»

В груди поднимался восторженный вздох. Промежность наполнялась приятной теплотой. Кончики пальцев задрожали. В голове зашумело от сладкой истомы. Язык непроизвольно скользнул по губам. На полоске трусиков проступила влага. Бедра сжались.

«Я ощущаю непреодолимое желание».

Зеницы сузились от яркой световой волны.

«Я желаю получать удовольствие!»

Внезапно в мозг Мари поступил тревожный сигнал. Нервные окончания сигнализировали, что колено повреждено. Невероятная боль прокатилась по ноге, устремилась по позвоночнику, поглощая эротическую расслабленность. Запоздало сработали рефлексы – правая нога напряглась и лягнула пальцами вперед. И тут же новый прилив боли расколол щиколотку.

«А-а-а-а!» – беззвучно закричала девушка.

Вынырнула, словно из бассейна, из мигающего сумрака. Со стоном ухватилась за увечную ногу.

Рядом сидел, белее листа бумаги, перепуганный Давид. С кулаком, занесенным над коленом Мари для повторного удара.

- Ты снова меня ударил, — прохрипела девушка. – С… Спасибо тебе.

На экране мелькали предложения-приказы:

«Я хочу!», «Я желаю!», «Я подчиняюсь!», «Я выполню…»

- Что это? Новая доза зомбирования? – Мари едва могла говорить.

Не столько от боли, сколько от…

Сексуальное возбуждение стучало в висках. По жилам вместо крови текло чистейшее вожделение. Бледные щеки налились румянцем, глаза блестели. Горячий язык прижимался к пересохшему нёбу.

«Как же я хочу! Немедленно! Сейчас!»

Она до боли в пальцах схватилась за подлокотники.

- Нас программируют на секс, — медленно проговорил Давид.

Он старался не смотреть на экран. От девушки, впрочем, тоже отворачивался.

- Зачем? – сдавленно спросила Мари. Больше не нашла, что сказать, хотя помнила тезис о «воспроизведении». – Чтобы у зомбированных родителей жили дети-зомби? Ведь каждый, кто родится здесь, станет таким же, как мы.

«Хочу!», «Желаю!», «Жажду!» проносилось на черном прямоугольнике. Вокруг насмешливо пестрели пульсирующие линии.

- А что еще? – воскликнул парень. Его нервный голос потонул в переливах звоночков. – Наверху нас ждет неминуемая гибель! А здесь сидеть – подписать себе приговор и стать вечно сонным дебилом!

Даже сквозь гипнотическую пелену Мари ощущала, что молодой человек на пределе. Он не подвергся влиянию, но, кажется, дошел до критической точки. Крепко стиснутые кулаки, оскаленный рот, низко сдвинутые брови. Он был готов сорваться. Броситься из Комнаты Развлечений, бездумно атаковать солдат. И погибнуть от пуль.

- Решено, — шепнула ему девушка. Она в который раз схватила его за руки, потом обняла. – Сегодня же узнаем, что творится в Бункере и почему исчезают люди. Этот хмырь пригласил меня, и я пойду. А ты будешь ждать. Если к завтраку не вернусь – поднимешь скандал. Они не посмеют скрыть от людей мое исчезновение.

- Еще как посмеют. Наши зомби все забывают после «промывки» Управляющего. А меня просто упакуют следом за тобой, куда бы тебя ни затащили.

- И все же предлагаю рискнуть. Что нам осталось? Прошлый мир покоится под руинами памяти. Новый мир – сплошной ужастик из гротескного триллера. Тебя устраивает сонная жизнь под властью неизвестности?

Давид нахмурился.

- Красиво сказала. Цитата из любимого фильма? Да ты совсем еще ребенок! Давай пойду я. Постараюсь пробраться в Бункер незамеченным. Если пойму, что нам угрожает опасность – мы убежим.

- Нет, дорогой, — Мари легонько, скорее как брата, чем как постороннего мужчину, потрепала Давида по щеке. – И так ясно, что опасность нам угрожает. И ясно, что ты в Бункер не войдешь – там на подходе десятки солдат. В лучшем случае они тебя завернут обратно. В худшем…

Девушка отчетливо услышала звук выстрела. Увидела окровавленное тело Давида.

«Только бы это не случилось наяву», — горько подумала она.

Мысли о том, что может погибнуть сама, не допускала. Боялась, но прятала страх подальше.

- И что ты собираешься делать там внутри? – обреченно спросил парень.

- Как там в детективах говорят? Буду действовать по обстоятельствам, — небрежно махнула рукой.

- Киноманка, — молодой человек прижал ее к себе. – Пропадешь ведь.

Запах мужчины сводил с ума. Бедра рефлекторно ерзали. Хотелось плотнее прижаться к Давиду. Сорвать с себя намокшие трусики. Вскочить на парня верхом. Схватить его за пылающее жаром естество. Вобрать в себя, опуститься так сильно, чтобы трепещущая плоть вонзилась в самую глубину…

Мари боролась с желаниями. Одеревенелыми пальцами впилась парню в плечо. Отвернулась, чтобы не видеть его замечательных глаз.

Громкое биение сердца заглушало даже мелодии гипнотизирующих звоночков. Но кроме звуков «кино» угадывался еще какой-то странный шум. Девушка прислушалась. И едва не сползла на пол от непреодолимого приступа желания.

Люди вокруг вели себя очень… Очень неестественно для такой обстановки.

Не отворачиваясь от экрана, следя за гипнотическими приказами, зрители стонали. Публика плавно раскачивалась, словно визуализируя звуковые колебания. Сотни вспотевших лбов. Вздрагивающие плечи. Безумно блестящие глаза.

- О-о-о-ох! – стонала толпа.

Руки мужчин и женщин покоились под мятыми полами пижам. Локти мелькали туда-сюда. Зрители приподнимались, напрягая и расслабляя бедра. Женщины широко разводили и смыкали ноги. Мужчины низко нагибались к спинкам передних кресел, не отрывая взглядов от экрана. Спины горбились, на тонких тканях пижам проступали влажные разводы от пота.

- О-о-о-о-х!

- Пойдем отсюда! – взвизгнула Мари, до крови прокусывая губу.

Она чувствовала, что еще миг, и не сможет контролировать себя. Напряглась до предела, проклиная неистовое жжение в промежности. Хотелось наполнить себя. Двигаться в ритме чертового перезвона. Соединиться с пульсирующим светом, льющимся от ламп.

- Идем, — Давид тяжело поднялся и рывком потащил ее за собой.

Они двинулись к центральному проходу между рядов, стараясь никого не задеть.

«Хорошо, хоть никто не пристает. Страшно подумать, что я ХОЧУ, чтобы ко мне пристали! – порхала безумная мысль».

Мари зажмурилась, позволяя Давиду вести себя вперед. Но по ушам ударял многоголосный стон:

- О-о-о-о-ох!

Молодой человек молча шагал вперед. Девушка, спотыкаясь, продвигалась за ним. Дотронулась обнаженным коленом до чего-то упругого. Кажется, это было плечо какой-то женщины.

- О-о-о-о-ох!

По телу разлился ядовитый жар. Колени подогнулись. Мари упала, и следующих два шага Давид проволок ее по холодному полу.

- Да что же с нами делают! – голос девушки сорвался на хрип.

Мелодия внезапно оборвалась. Лампы погасли. Картинка на экране сменилась колеблющейся чернотой.

- Закончилось, — Давид облегченно сел на пол рядом с нею. – Сейчас кто-нибудь войдет и погонит нас спать.

Но никто не пришел.

Полотно над сценой опять засветилось; на этот раз фосфорные лампы не сработали. Включилась другая музыка: веселые мотивы гитары и скрипки. Экран заполнили барашки облаков на фоне голубого неба. На них появилась обнаженная девушка с поднятыми к солнцу руками. Из-под потолка прорезался гнусавый голос:

- Компания «Порно-галакси» представляет фильм «Бесконечная жажда-2».

В кадре появилась загорелая женская грудь. Темно-бордовый сосок окружали маленькие капельки пота. Грудь возбужденно вздымалась, дрогнула, когда к ней прикоснулись требовательные мужские пальцы.

По залу прокатился новый стон. Сильнее предыдущего, переплетенный со звуком невидимых динамиков, дружный выкрик четырех сотен человек:

- А-а-а-ах!

- Скорее! – Давид рванул девушку за руку; она поднялась, покачиваясь и не отрывая взгляда от экрана. – Пошли, а то я не выдержу! Мари! Ты снова поддалась?

- Ничего я не поддалась, — простонала Мари, делая шаг вперед. – Я просто… Ты повторил мои мысли.

С трудом понимая, что делает, девушка набросилась на него. Молодой человек зашатался и прислонился к стене. Отрицательно поднял руки.

- Хочу! – воскликнула Мари.

Прыгнула на мужчину, крепко сжимая его бедрами.

- Как же я хо-чу!

«Он тоже хотел! Но держался. А я… слабачка!»

Немного отодвинулась, просунула руку между ног. Слабая преграда белья не остановила юркие пальчики. Ткань соскользнула вниз.

Мари с восторгом села на обнаженную плоть.

«Какой крепкий! Он ждал меня!»

Давид больше не упирался. Схватил девушку в объятия и крепко стиснул за ягодицы. Развернулся, прижал ее к стене…

«Что же я делаю! – вопила Мари, отдаваясь во власть разгоряченного Давида. – Прости меня, Агей… О… Как хорошо…»

Раскатистый стон зомбированных людей поглотил сладострастные всхлипы бельгийки. На экране двигались вспотевшие тела. Женщина оглушительно кричала, имитируя оргазм. Двое мужчин – невысокий афроамериканец и плотный скандинав – пылко терзали ее в объятьях.

Невидимая во мраке под потолком, пульсировала каменная полусфера. Как голодный вампир, она поглощала исходящее от людей тепло. Сексуальная энергия, высвобожденная стонами и движениями, вливалась в камень, устремляясь куда-то по бетонным перекрытиям.

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

 

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SMI2 Google Bookmarks I.ua Закладки Yandex delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Один комментарий к “19-Израиль-убежище”

Оставить комментарий