Проект "Нибиру. Пробуждение"

Любовь моя… 4 глава

04 Август 2013 | Рассказы

4

Этой ночью я очень мало спал. Привалил мешок к дереву, устроил автомат между ног и ненадолго забылся. Всего на несколько минут.

Открыл глаза. Мир вокруг плыл, указывая на полное мое истощение от долгих нагрузок и недосыпания. Голова раскалывалась так, будто в нее врубили и не вынули топор. Жужжание насекомых било по ушам не хуже визга пилы. Далекий отголосок грома вообще заставил меня зажать уши.

Парило – верный признак приближающейся грозы. Это хорошо, в условиях дождей враги наружу не высовываются (давно подмечено). Иной раз я бы помчался к цели, но запасного ресурса сил не нашлось.

Уткнувшись затылком в ствол то ли осины, то ли клена – в темноте не разберешь – я уставился в небо. Грязно-серые тучи, едва прикрывавшие слабый полудиск луны были отголоском моих воспоминаний.

Чтоб ты пропала, сволочь!

Я погладил ее по шикарным волосам, внутренне восторгаясь тем, что такая женщина досталась исключительно мне. Она мурлыкнула, погладила меня по ноге, улеглась поудобнее.

Был яркий день, ни единой тучи. Солнце жарило едва ли не до комочков сала на коже, как говорила Вика. Мы сидели под ветвями ивы, спрятавшись от недалекого врага на берегу озерца: над водой они не летают. Я прислонился к тонкому стволу, она улеглась у меня на коленях. Красота! Такой невыносимой нежности детдомовский сорванец не знал еще никогда.

- В тебя можно влюбиться? – спросил я, каленый не одним сражением боец, устрашаясь своего вопроса.

- Почему же нельзя? – подмигнула она, барабаня коготками по моему колену.

Вдалеке защебетали какие-то птицы. Легкое дуновение ветерка принесло мне немного облегчения.

- А если влюблюсь?

- Уже влюбился, — она вызывающе ухмыльнулась, глядя мне прямо в глаза.

- И что с того? – нахмурился я.

- И все, — пожала она плечами. – Как и было задумано…

- В смысле?

- Ну… — потянулась негодница. – Ты сказки в детстве читал?

- Немного. У нас в детдоме книг было немного. Буратино помню там, Петушка-гре…

- Дурак! – она игриво ударила меня по бедру. – Представь себе: молодой красивый принц, владелец обалденного вороного коня, влюбляется в очаровательную молодую девушку.

- Начинаю припоминать…

- Он везет ее к себе в шикарный замок, где им прислуживают сотни слуг. И живут они долго и счастливо, и умирают в один день. Понимаешь, о чем я?

- Вспоминаю немного… Была одна девочка, а ее отец-король уехал и нашел посреди леса ведьму. А потом…

- Дурацкий пример! – окрысилась Вика. – Не из той сказки. Я о предназначении. О том, что люди могут быть назначены друг другу. Обречены – понимаешь! – на совместную жизнь и любовь. Девичья мечта, ёлки-палки, найти себе мужика покрасившее, посильней и побогаче. Вот.

- Коня у меня нет. Есть твой, кстати говоря, «Винторез». Красивый?.. Гм… — Я погладил себя по косому шраму над бровью. – Тоже проблема. А вот влюбился ли…

У нее прищурились глаза. В них появился недобрый огонек.

- Не влюбился?

- Не скажу.

Я отвернулся.

- Скажи!

- Нет!

 - Ну-у-у скажи-и-и!.. – Она потянулась ко мне и слегка куснула за подбородок. – Пожалуйста!

- А ты меня любишь? – задал я давно мучающий меня вопрос.

Она посерьезнела и отстранилась.

- Что такое любовь? – спросила вдруг и села, обняв себя за колени. – Игра гормонов, похоть, жажда плоти, электрические разряды в коре головного мозга…

Откуда она такого набралась? Да я слово эндорфин единожды всего слышал, и то в матерном анекдоте. Умная, зараза!

- Не знаю… — ответил честно. – По-моему любовь это когда готов умереть за свою избранницу. Когда она снится, даже лежа рядом с ним. Когда минуты разлуки растягиваются в тысячелетия. Когда болит в груди, когда трясутся руки, дрожит все тело рядом с ней. Когда не можешь без…

- Все, — она прикрыла мне губы ладошкой. Пальцы изумительно пахли весенней травой и родниковой водицей. – В таком случае, люблю. А ты меня?

- Отличное признание, — скривился я. – Ты бы мне еще нож в спину вставила. А на рукояти надпись «Люблю и жду».

- Могу и нож воткнуть, — поиграла она бровями. – Могу и штык. И прикладом в доказательство добью.

- Я тоже тебя люблю, — склонился к ней, потащил к себе.

Спустя минуту мы уже целовались, упоенно прижимаясь друг к другу. Одежда в который раз падала на речную траву. Горячие тела…

Тьфу, ёптвашпреосвященство! Ненавижу сволочь!

Иду убивать.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SMI2 Google Bookmarks I.ua Закладки Yandex delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Оставить комментарий