Проект "Нибиру. Пробуждение"

Ужгород, Украина (21 марта 2012)

предыдущая глава

Игорь Михалков

«Нибиру. Пробуждение»

(сетевая версия книги)

Ужгород, Закарпатская область, УкраинаДневник археолога Нибиру

21 марта 2012

/

Комнату внезапно наполнили мотивы румбы. Мобильный телефон поерзал на столешнице, остановился, снова зажужжал виброзвонком. В утренней поволоке замигал цветной дисплей.

Антон оторвался от изучения рукописи и поднял мобильник к лицу. Склонился, близоруко прищурился, разбирая номер звонящего. Боком свалился на подлокотник кресла и прижал телефон к уху.

- Тебе не совестно звонить в полшестого утра? – спросил он грозно.

- Полшестого? – ужаснулся слегка нетрезвый голос. – Да ладно!

- Порядочные люди еще спят, — заметил Антон, – а мудаки вызванивают.

- Сам такой, — хмуро буркнули в ответ. – Подумать только: я звонил уважаемому ученому, а трубку поднял настоящий хам. Нет бы – обрадоваться старому приятелю.

- Привет, Олежка. Давай на миг представим, что я твоему звонку очень рад. Так лучше?

- Вроде того, — согласился звонящий. – Но мудака я тебе еще припомню. И другие обиды тоже, профессор недо…

- Слушай, — коротко гавкнул Антон, — ты чего хотел? Давай, быстрее говори – я занят.

- Как дела? – поинтересовались деликатно.

Олег Матвиенко был старым другом детства. Программист, трудоголик, зануда и великий охотник до тайн, как сам себя характеризовал. Работал системным администратором в государственной конторе, обслуживал несколько правительственных серверов в Администрации Президента Украины. Трудился исключительно в темное время суток, днем перманентно спал или пьянствовал с приятелями. Почти не имел любовных связей, признаваясь в единственной и на всю жизнь любви к компьютеру. Кроме асусов, айбиэмов и элджишек любил кого-нибудь достать по телефону, например – Антона. Мог позвонить в три часа пополуночи и пожаловаться, что «упал второй сервер, не знаю что делать». Возражения в плане «я историк, а не хакер» его не волновали. Главное – моральная поддержка, твердил он.

- Ты звонишь мне с утра пораньше, чтобы спросить как дела? – фальшиво удивился Антон. Он привык к неожиданным звонкам Матвиенко и воспринимал их как должное. Настоящий друг ведь – один, можно и потерпеть. – Или у тебя опять какой-то там роутер-ресивер полетел?

- Фу, глупости городишь, — ответил Олег таким тоном, будто поморщился. – Не бывает роутеров-ресиверов. Бывают…

- Повторяю, я занят, — оборвал его Антон. – Если у тебя проблемы – можешь мне поплакаться в жилетку чуть позже. Если просто так позвонил – отвали. Мне сейчас своих хватает.

- Малая достает? – участливо справился Матвиенко.

- Вопрос глупый и неверный. Я ведь тебе говорил вчера, что малышку оставил у Юлькиной матери. А сам я сейчас в Ужгороде. Наконец смог вырваться и проведать могилу отца.

- В Ужгороде?– после некоторой паузы поинтересовался Олег. – В доме у Игоря Васильевича?

- А то ты не знаешь, — буркнул Антон. Держа трубку около уха, поднял со стола блокнот и продолжил его изучать. Уже прошло немало времени, но исследование не продвинулось и на шаг. – Так чего ты хотел?

В нем крепчала мысль: выбросить записи к такой-то матери и забыть о глупых загадках. Дома ждало пятилетнее солнышко – Светлана. Настолько любимая, что не видеть дочку даже несколько дней Антону было больно. В душе Антона еще побаливал детский шрам: он отлично знал, что такое жить в неполной семье и недополучать родительского внимания. Антон призадумался. Часть его сознания упорно пыталась вспомнить остров Пасхи, другая часть прислушивалась к звонящему другу.

- Я как раз по поводу твоего отца и звоню, — сообщил Матвиенко.

В трубке послышалось бульканье – вероятно, Олег приканчивал бутылку пива.

- Утренняя свежесть? – спросил Аркудов, посмеиваясь.

Он помнил, что перед сном (а ложился Матвиенко примерно в десять утра) друг предпочитает «лизнуть немного пива».

- Она самая. Забугорная – «Хольштын», — подтвердил Олег. – А ты что, даже не удивился?

- С чего бы это?

- Я говорил о твоем отце, — напомнил программист.

- Ну?

- Какой ты непробиваемый, — вздохнул Матвиенко. – Я-то думал, ты удивишься.

- Слушай, — рявкнул Антон, у которого с похмелья раскалывалась голова, и разговаривать не хотелось. – Говори уже, чего надо!

- Ты Вальку Филатова знаешь?

- Это который Сумасшедший Астроном, поборник идеи летающих тарелочек? Отчего ж не знать. Ты же, вроде, нас и познакомил.

В динамике зашипело от глубокого вдоха.

- Давно его видел? – спросил Олег. В голосе, даже искаженном помехами мобильной сети, чувствовалось напряжение.

- Иногда переписываемся. Он интересуется древней историей. Просил у меня некоторые фотографии глиняных табличек из Шумера. О фараонах египетских несколько раз болтали. Об Унасе, кажется. А что?

- Тут, понимаешь, какое дело… — пробормотал Матвиенко, видимо, не зная с чего начать. – Пропал Валька. Возможно, его убили… И в этом, кажись, виноват твой отец.

Антон расхохотался. Даже прихлопнул рукой по столу.

- Ну, ты завернул. Мой старик если в чем и виноват, так в нелегальном вывозе нескольких статуэток да десятка глиняных табличек из древних развалин. А ты его обвиняешь в каком-то исчезновении. Куда твой Валька мог пропасть? Разве что запил. А ты мне – убили… Как же, как же. Мой бедный покойный старик замешан в его исчезновении. Неужели вернулся с того света, до смерти споил твоего Валентина и обратно вернулся на небо?

- Поражаюсь твоему умению из трех предложений собеседника вывести целую теорему, — отозвался Олег. – Не выслушал до конца, а все туда же – предположения строить. Академишка ты.

Антон пристыженно умолк.

- Тут такое дело, — довольным тоном начал Матвиенко. – Год назад наш Mad_Asto получил от твоего отца какие-то документы – еще хвастал, что владеет информацией о том, что якобы в раскопках на Старр-Карре обнаружены обломки НЛО…

- Саккаре, — машинально поправил ученый.

- Ни один ли фиг? Стар-Карра, Саккара… У него даже вещдок имелся: стальной прут, двухсантиметрового диаметра и длиной в шесть сантиметров – тоже папа твой прислал. Сказал, что этой хреновине более одиннадцати тысяч лет!

Аркудов-младший едва сдержался, чтобы не засмеяться вновь. «Вот уж действительно, — подумал он, — две родственные души нашли друг друга. Мой сумасшедший отец и придурок, снимающий тарелки на камеру мобильного. Представляю, как они этот прут обсуждали, переписываясь в сети. Кстати, а почему это я не вижу папиного компьютера? Должен ведь он был на какой-нибудь машинке работать».

- В общем, — продолжил Олег, — Валька эти документы хотел выложить в сеть. А потом запил и забыл о них.

- Разумное решение, — согласился Антон, широко улыбаясь. – Запить и забить – вот решение всех проблем. Валентин показал себя с лучшей стороны. Мой бедный папа, светлая ему память, вероятно очень расстроился. Ай-ай, окаменелую ветку, похожую на ржавый болтик от НЛО не покажут на самом известном уфологическом блоге.

- Да погоди! – повысил тон Матвиенко. – Дай договорить, а потом стебись себе, покуда не треснешь.

- Ну?

- Недавно Валька хакнул один из госсерверов…

- Поздравляю.

- Ты можешь заткнуться, наконец?!

- Молчу.

- Так вот, Валик залез в какой-то особо засекреченный комп. Государственный. Но не такой, как у меня, а необычный – органовский.

- Чуть не оргазмовский, — не стерпел Антон.

- Вот умный ты мужик, — вздохнул Олег, — но совершенно невоспитанный. Дипломов масса, а юмор дебильный. Плохо тебя отец воспитал, академик драный.

- Уж принимай как есть, — пожал плечами Аркудов, забывая, что разговаривает по телефону.

- Так ты будешь слушать?

- Буду. Но учти, у меня уже появилась версия о пропаже твоего дружка. Если он взломал правительственную машину – тут его и закрыли или кокнули. Времена такие… И не надо на известного археолога  валить. Тем более, что папа уже больше года лежит в сырой земле, да упокой Господи его душу.

- Я сейчас трубку брошу, — заявил Олег. Притих, ожидая реакции Антона. Но Аркудов молчал, продолжая рассматривать отцовский дневник. – Рассказывать дальше?

- Угу, — кивнул Антон. – Я тебя внимательно слушаю.

- Короче, на том компе Валик нашел совершенно убийственную информацию. Но вот что самое главное: позаимствованные у эсбэшников данные как братья-близнецы сошлись с предоставленной твоим отцом информацией. Валик, понятное дело, обалдел и тут же выложил все эти милые бумажки-фотки в интернет. Но блог его не работал – заблокировали. Он, конечно, сразу мне позвонил. Мол, так и так, житуха пахнет керосином. Кажется, меня спецслужба какая-то заметила. Собираюсь удирать из города. Ну я спрашиваю: а что так? Он и отвечает: сеть в доме вырублена, свет пропал, даже в мобильном помехи странные. И вдруг исчез – «абонент недоступен». Я хмыкнул и к пиву вернулся. А через два дня мне его кореш, Сашка Бобрюк, по секрету шепнул, что Валика вроде как убили…

- Вроде как? – переспросил Антон.

Смеяться уже не хотелось.

- Ну, — замялся Олег, — точно неизвестно. Брешут, что видели, как Валька из окна выпрыгнул. А через минуту скорая к нему приехала. Увезли. И квартира опечатана и не вернулись. Так что…

- А кто говорит? – полюбопытствовал Антон.

Он внезапно понял, что не успокоится, пока не расшифрует отцовские записи. Хотя бы потому, что к делу прибавилась еще одна загадка. Пусть еще более странная, и, возможно, глупая, но без сомнений относящаяся к маленькому расследованию Аркудова.

- Понятия не имею. Мне Сашка рассказал. Он сам не видел – в Америке живет. Но ему трагедию в деталях расписали по Твиттеру.

- Это что такое?

- Социальная сеть вроде наших славянских вКонтакте и Одноклассников, только проще намного, – забугорники у нас идею сперли и у себя там внедрили. Представляешь? На несколько лет быстрее наших! И теперь говорят, что это мы у них, а не наоборот, идеи воруем…

- Знаешь что? – решил Аркудов. – Давай ты мне эту историю дома расскажешь? Я послезавтра вернусь в Киев – можешь вечерком зайти. Пива попьем, с малой поиграешь. Ты ведь давно уже Светку на плечах не таскал, а она все спрашивает.

- Погоди! – воскликнул Матвиенко, чувствуя желание Антона нажать на «отбой». – Перед тем как исчезнуть, Валька говорил, что теперь и тебе грозит опасность.

- Чего? – удивился Антон. – Мне? Опасность? Да вы, господа хакеры, там совершенно от пива с катушек слетели. Один ужрался и из окна выпал, а другой…

Динамик телефона отозвался короткими гудками. За окном шелестели деревья. Вспорхнула стайка голубей.

- Идиоты, — пробормотал Антон. – Еще и обижаются.

Он бросил мобильный на стол и склонился над дневником. Ключ по-прежнему не находился. Кроме того, в мыслях теперь проносились эпизоды из услышанного. «Странное совпадение, — думал Аркудов. – Сначала в отцовских записях предупреждение об опасности, а теперь и это. Чертовщина какая-то…И снова Саккара выплыла. Да и Валик же вот пирамидой Унаса интересовался… Ну-ка, ну-ка, глянем, что там такое…»

Он подошел к полке и снял оттуда пухлый том «Египетской мифологии». Открыл раздел, посвященный Древнему Царству и, в частности, Пятой династии и ее последнему фараону Унасу.

Ага, вот. «Кровь раненых воинов выпивалась, и считалось, что пьющему передается их ловкость и боевые навыки. Точно так же царь Унас пирует после смерти, поедая «духов», которые были известны в Гелиополе как «матери и отцы», тела людей и богов. Он проглатывает их души и тайные имена, содержащиеся в их сердцах, печени и внутренностях, в результате чего становится великим и всемогущим. Его сходство с европейскими гигантами-людоедами просто поразительно…»

И ниже, подчеркнутые отцом строки из надписей на стене пирамиды Унаса:

«Мощью своей защищенный от духов,

Унас приступает к трапезе –

Он ест людей; он угощается плотью богов,

Этот властитель, принимающий дары: он заставляет

Каждого склонить голову, низко согнувшись…

Души богов теперь в его великой душе;

Его дух получил их; он получает

Пищу в количестве большем, чем боги –

Его огонь объял их кости, и вот! Их души

Стали душою Унаса; их тени там, где их формы…»

Ну, и что нам дает это предание о боге-царе-каннибале? Жутковатую, конечно, картинку нарисовали древние, но что из того? И все-таки, при чем тут его доклад о песиголовцах? И кто такие эти тринадцать между Берингом и Енисеем? Голова просто пухнет. Вот-вот взорвется…

Трель электрического звонка-соловья оказалась такой неожиданной, что Антон вскинулся с места. Больно ударился коленями о край стола, выругался. Удивленно посмотрел на приоткрытую дверь коридора.

Квартира уже год пустовала. Соседи, знакомые, дальние родственники – все знали: Игорь Васильевич скончался, и теперь здесь никто не живет. Получив квартиру в наследство, Антон первым делом оплатил коммунальные услуги, рассчитался за свет, воду и отопление. Придти сюда не мог никто.

И все же пришел. Причем не средь бела дня, а едва рассвело.

- Без двадцати семь, — прикинул Аркудов, посматривая на часы. – Кто-то явно желает, чтобы ему Боженька дал.

Дверной «колокольчик» еще несколько раз заявил о себе. Затем невидимый гость крепко нажал на пуговицу звонка, и трель полилась без передышки.

- Назойливый, — отметил сын археолога.

В душе оставался неприятный осадок – после чтения дневника и сообщения Олега. Что, если над головой действительно повисла загадочная опасность? Антон неспешно прошел по коридору, приблизился к двери. Осторожно заглянул в глазок и содрогнулся.

На лестничной площадке стоял крепко сбитый мужчина в военной форме; даже погоны разглядеть удалось – полковник. Позади военного торчали двое амбалов-рядовых в бронежилетах и с автоматами наперевес. Лица всех троих изображали хмурое недовольство.

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SMI2 Google Bookmarks I.ua Закладки Yandex delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Оставить комментарий